Чехонин Сергей ВасильевичРодился в семье машиниста на станции Валдайка Николаевской железной дороги около села Чудово Новгородской губернии. Еще в детстве судьба свела его с коллекционером М. Струговщиковым, благодаря которому мальчик впервые узнал о русских и европейских художниках и их произведениях. Также большую лепту в развитие художественного таланта внесла проживавшая в соседнем селе Чудово семья писателя Глеба Успенского, через общение с которой Чехонин смог познакомиться с И. Е. Репиным, Н. А. Ярошенко, Н. Н. Дубовским, И. В. Жолтовским и другими видными деятелями живописи и архитектуры.


В 1896 году Чехонин начинает получать первичное художественное образование в школе Общества поощрения художеств, где он постигал азы живописи и керамики у профессоров Я. Ф. Ционглинского, Е. А. Сабанеева и В. Шрейбера. Затем в течение трех лет под руководством И. Е. Репина практиковался в Тенишевской мастерской в Петербурге, а после её реорганизации в «Свободную мастерскую», занимался самостоятельно. По окончанию обучения Чехонин начинает тесное сотрудничество с различными журналами, создавая многочисленные иллюстрации на тему политической сатиры. Из-за чего в итоге в 1906 году вынужден был уехать за границу, опасаясь преследований.


Агитационная чайная параС 1910 года Чехонин продолжает свою активную деятельность с журналами и различными книжными издательствами и с головой погружается в книжную и журнальную графику. В 1912 году признанием его заслуг стало вручение ему премии на конкурсе новых шрифтов для издательства Лемана. В эти же годы он становится членом художественного объединения «Мир искусства» и охотно участвует в его выставках. В 1913 году Чехонина приглашают в Министерство земледелия в качестве специалиста-консультанта по художественным промыслам и руководителя школы росписи по финифти в Ростове Великом. Этой работой он будет заниматься до Революции 1970 года и плодами его творчества станет ряд чудесных миниатюр по эмали.


С зарождением нового Советского государства Чехонин с энтузиазмом участвует во всех мероприятиях молодого правительства в области художественной промышленности и одновременно работает над художественным оформлением книг. В 1918 году после создания Отдела изобразительных искусств при Наркомпросе, Чехонин становится одним из его ведущих сотрудников, а позднее его приглашают на Государственный фарфоровый завод заведовать художественной частью. Войдя в должность, он решает создать все условия для обучения художников новой формации. На базе бывшего училища барона А. Л. Штиглица организуется филиал живописного цеха завода и специальная школа по росписи фарфора, а к работе на заводе привлекаются как виднейшие живописцы и графики того времени, так и многочисленные молодые и талантливые художники.


Блюдце «Цветы»Создав по существу собственную школу росписи по фарфору, в 1923 году он переходит на Волховский фарфоро-фаянсовый завод «Коминтерн» заведующим художественной частью, где в течение почти двух лет занимается улучшением художественного качества выпускаемых изделий, а на ГФЗ его оформляют в качестве постоянного художника-эксперта. Однако в сентябре 1925 года он возвращается на должность заведующего художественной частью и проработает на этом почетном посту до своего отъезда за границу в 1927 году. Там он практически не работает с фарфором. Известны только его фарфоровые портреты-миниатюры, а также миниатюры на фарфоре для перстней, выполненные в Париже.


Творческое наследие Чехонина обширно и разнообразно. Большую его часть занимает так называемая агитационная тематика, призванная популяризировать новую Советскую реальность. Одной из ранних его работ можно считать тарелки с короткими лозунгами, написанными по борту, и относительно пустым центральным полем. Эти несложные для воспроизведения изделия должны были поступить в массовое производство и «украсить» быт рабочих и крестьян, выполняя одновременно агитационную миссию. Они отличались разнообразием шрифтов и особой компоновкой надписей, включающих растительные элементы и продуманное цветовое решение. В более поздних росписях начала 1920-х годов проявляется усложнение текста и шрифта, а надписи начинают приобретать орнаментальный характер (тарелка «С высоких вершин...», 1919 г.) и сочетаться с изображением на центральном поле тарелки или же полностью заполнять и компоновать пространство (блюда «Афоризмы» и «Царству рабочих...»).


Очень много росписей Чехонина на фарфоре посвящены символам Советского государства – новому гербу, серпу, молоту, шестерне. Созданные им композиции с этой тематикой необычайно разнообразны от привычно строгих, суховато-графичных до живописно-фольклорных (тарелка «Синий герб», сервиз «Наркоминдел»). Уделил внимание и модным в то время футуристическим течениям, создав ставшие особенно популярными тарелки «Красная лента» (по заводским документам «Кубистическая красная») и «Кубистическая с молотом» (другое название «Футуристическая»).


Сливочник

Значительное место в агитационных работах Чехонина занимают орнаментальные, цветочные мотивы, отличающиеся изяществом мазка, продуманностью и широким размахом фантазии. Ярким примером подобных росписей могут служить блюда и тарелки с вензелем «РСФСР», отдельные буквы которого сплетены из гирлянд мелких цветов и листьев. В этой композиции в полной мере проявилось и искусство составления монограммы, берущее начало в императорском фарфоре, и мирискусническая традиция, восходящая к стилистике ампира, и виртуозное владение кистью. Еще одной особенностью росписей Чехонина, которую он привнес в советский фарфор, является использование позолоты, сдержанный блеск которой придавал агитационным блюдам и тарелкам особую торжественность и парадность. То же самое можно сказать об особой яркости и блеске применяемых им и приготовленных по особой технологии красок, напоминающих эмалевые.


К концу 1920-х годов характер росписей Чехонина существенно меняется: на смену ярким, сочным краскам и живописному мазку приходит легкий изысканный, слегка расцвеченный рисунок. К этому времени относится несколько юбилейных сервизов, в частности, кофейный и столовый, а также серия юбилейных чашек с блюдцами, в том числе с росписью, получившей название «Разбитый орел». Несколько таких чашек находится в фондах ГМК «Кусково», ГРМ и бывшем музее завода.


Чашка со стилизованным цветочным орнаментом по краю

Все, что делал Чехонин в фарфоре сразу после революции, он делал впервые. Именно поэтому его называют создателем стиля советского фарфора этого периода, а фарфор первого советского пятилетия принято называть «чехонинским». Чехонин создал собственную школу росписи по фарфору, и круг его учеников и последователей весьма обширен. Собственноручно расписанных произведений Чехонина сохранилось немного даже в музейных коллекциях. Как правило, созданные им эскизы переносили на фарфор или повторяли другие художники, среди которых наиболее талантливо и близко живописную манеру Чехонина передавали З. В. Кобылецкая и Б. С. Радонич. Свои работы художник подписывал «Сергей Чехонин», «С. Чехонин» и инициалами «С. Ч.». На барельефе с изображением В. И. Ленина - вдавленные инициалы «С. Ч.».


Работы в нашем магазине: