Тройка мчится, тройка скачет, вьется пыль из-под копыт...


Эти строки знакомы каждому. Потому что стихотворение П.А. Вяземского стало народной песней. И неудивительно. Есть что-то бесконечно родное, с детства близкое в образе удалой русской тройки. Увидеть настоящую тройку сегодня можно разве что на празднике русской зимы. Но в работах мастеров из подмосковного села Федоскино образ этот продолжает жить, даря радость людям. Вы берте в руки федоскинскую лаковую коробочку. Как уютно лежит она на ладони, как заманчиво горят краски миниатюрной росписи на ее крышке. Смотрите: лихо несется тройка. А то и две, три. В телеге или в санях веселая компания – парни, девушки. Привстал на передке возница…


Изображения тройки, конного выезда, всадника всегда были популярны в народе. Огромным спросом пользовались в 20-30-е годы прошлого столетия литографии с картин А. Орловского: кучер, проезжающий рысака, военный на лихой паре, почтовая тройка. Позднее масленичные катания превосходно изображал П. Грузинский: взметая пушистый снег, наперегонки мчатся по деревенской улице тройки. В конце столетия в моду вошли лубочные «нападения волков зимой»: не разбирая дороги, скачут испуганные кони, отстреливаются от голодных хищников ездоки. Внимательный глаз отметит в федоскинской миниатюре отголоски этих картин. Но лишь отголоски. В творчестве многих поколений мастеров тройка обрела особую обобщенность образа, свойственную народному искусству. Она изображена крупным планом – пейзаж отступил назад, слился с небом, скромные кулисы – дерево, пень, кустик – замыкают композицию. Вскоре вы начинаете понимать, что во всем этом своя логика. Роспись подчиняется форме коробочки. Глубокий черный фон резко расширяет рамки пейзажа. Изображение словно бы сплавляется с крышкой. Поэтому оно и смотрится не наклеенной сверху картинкой, а чудесным видением, излучаемым самой коробочкой!


Начало федоскинскому промыслу было положено в 1795 году, когда владелец небольшой подмосковной фабрики, выпускавшем главным образом лакированные козырьки для армейских головных уборов, купец Коробов решил наладить производство модных лаковых табакерок. Он съездил в Германию, внимательно ознакомился с фабрикой Штобвассера, где производились тогда лучшие изделия такого рода, переманил нескольких мастеров. Зерно упало на благодатную почву. Федоскинские крестьяне быстро освоили процесс изготовления табакерок, овладели секретами миниатюрной живописи, требующей прочных навыков и тонкого художественного вкуса.


При фабрикантах Лукутиных – преемниках Коробова – федоскинское производство выделилось среди конкурирующих мастерских. Продукция фабрики расходилась по всей России, пользовалась успехом заграницей. Кроме табакерок, выпускались всевозможные шкатулки, коробочки, портсигары, спичечницы, кошелечки, альбомы и другие мелкие бытовые предметы.


Технология производства изделий, которой пользовались лукутинцы, сохранилась в общих чертах и в наши дни. Первичным материалом служит картон. Тонкие его полосы промазываются клейстером и плотно навиваются на деревянные или металлические болванки, соответствующие формам и размерам будущих изделий. В несложном прессе подобные катушки выдерживаются до «завязи», после чего снимаются и просушиваются на вольном воздухе. Из того же картона прессуются пластины, предназначенные для донышек и крышек. После того, как заготовки пропитают льняным лаком, их снова сушат, вернее «прокаливают» в специальных камерах. Закалка, длящаяся 5-6 дней, придает папье-маше – так называется материал – легкость и прочность. Заготовки попадают к столярам, которые создают из них изделия с донышками и крышками. Затем грунтовщики и лакировщики покрывают их несколькими слоями масляного грунта и черного лака, причем каждый слой просушивается и шлифуется пемзой. Внутренняя поверхность изделий окрашивается в красный цвет.


Лишь после всего этого федоскинская коробочка начинает сверкать, оживает. Теперь она попадает к художнику-миниатюристу. Прежде всего он создает на бумаге тонкий и точный рисунок. Основные линии его переносятся на кальку и обводятся с обратной стороны краской. Такое «обратное» изображение накладывается на предварительно загрунтованную поверхность крышки. Сообразуясь с отпечатком, мастер и ведет роспись. Федоскинцы пишут масляными красками, выдавленными в небольшом количестве на стеклянную палитру. В руках у них тонкие кисти из упругого колонкового колоса. Нередко художники пишут по белому или тонированному масляному грунту, как это свойственно классической живописи. Такой прием называется здесь «письмом по плотному». Но чаще всего роспись ведется по металлизированному грунту. Такой прием, используемый только в Федоскино, называется «письмом по сквозному». Поверхность крышки покрывают слоем лака, а затем присыпают алюминиевым порошком. Нередко на такой грунт в соответствующих местах наклеиваются листочки тончайшего, колеблемого дыханием сусального золота. В качестве фона мастера используют и пластинки благородного перламутра, которые они врезают в крышку изделия заподлицо (вровень) с лакированной поверхностью.


Есть еще один специфический прием письма: по ходу работы в краски подмешиваются алюминиевые порошки различного помола, придающие живописи характерное мерцание. Создавая в письме по плотному портреты, жанровые композиции, пейзажи, федоскинцы соблюдают классическую последовательность в наложении красочных слоев. Сначала производится подмалевок плотными, корпусными красками. Затем следует перемалевок, уточняющий изображение, формирующий цветовой строй миниатюры. Завершается живопись лессировкой прозрачными красками, создающими тонкие цветовые нюансы, и бликовкой – нанесением световых отметин. Каждый живописный слой просушивается и покрывается прозрачным лаком. В письме по сквозному живопись строится на сочетании как бы внутреннего «огневого» свечения лессированных красок со спокойными тонами красок более плотных. Именно так исполняются уже знакомые нам «тройки». Художник завершил свою работу, но коробочка еще не готова. Напоследок живописная миниатюра покрывается несколькими слоями прозрачного масляного лака, который затем шлифуется порошком пемзы и полируется ладонями до зеркального блеска. Лак смягчает и объединяет краски, как бы вплавляет миниатюру в самую плоть изделия. И – что не менее важно – предохраняет ее от внешних воздействий, делает долговечной.


Не только миниатюрной живописью украшали свои изделия федоскинские мастера. В прошлом почете был у них прихотливый растительный орнамент, создаваемый слегка подбеленным лаком, на который налепливалось сусальное золото. Что еще? «Шотландка» - геометрический узор, имитирующий клетчатые шотландские ткани. «Скань» - орнамент, набранный из крохотных металлических элементов, выбитых специальными чеканами-пуансонами и наклеенных на сырой лак. «Цировка» - мерцающий лучевидный узор, гравированный по черному лаку до слоя олова или серебра. Наконец, «черепашка» - имитация красками узора черепаховой кости. Искусство Федоскино было всегда глубоко демократично. В прошлом веке славу промыслу принесли «тройки», «чаепития», «сенокосы», «русские пляски» и другие сцены из жизни крестьян, простого городского люда. Подобные сюжеты были особенно близки федоскинцам. Нередко они обращались к произведениям русских художников, популярным в народе, копировали полотна передвижников.


Впрочем, то не были копии в точном смысле слова. Обращаясь к самым разным источникам, миниатюристы обычно перерабатывали их. В зависимости от формы изделия менялась композиция, нередко в нее вводился черно лаковый фон. Упрощался, приобретал обобщенный характер рисунок. Отбрасывались второстепенные персонажи, опускались некоторые подробности. Претерпевал изменения цветовой строй оригинала, колорит миниатюры становился, как правило, более звонким. Использовались типично федоскинские приемы миниатюрной живописи. Но главное, за всем этим стоял опытный художник со своим темпераментом, почерком, вкусом. И миниатюра не превращалась в уменьшенную копию картины, была самостоятельным произведением искусства. Значительным, несмотря на малые размеры. Упадок, который переживал в конце XIX– начале XX века многие российские промыслы, не миновал и Федоскино. В 1904 году фабрика была закрыта. Однако шесть лет спустя несколько бывших лукутинских мастеров образовали артель. С первых лет Советской власти началась работа по восстановлению и развитию промысла. Долгое время федоскинское искусство было безымянным – теперь творческая индивидуальность художника оказалась в центре внимания. Уже в 30-е годы появились талантливые мастера, которые начали создавать собственные композиции: В. Бородкин, братья А. и В. Кругликовы, Н. Петров, И. Семенов и другие. Они воспитали плеяду художников, определивших сегодняшнее лицо промысла. Таких, как заслуженные художники РСФСР В. Липецкий, М. Пашинин, И. Страхов, М. Чижов. Двое последних – лауреаты Государственной премии РСФСР имени И.Е. Репина.


Сегодня в просторных мастерских Федоскинской фабрики лаковой миниатюры трудится более 200 художников-миниатюристов. В творчестве их продолжают жить богатые традиции промысла. Вспомните сценки из крестьянского быта. Сегодня на смену им пришел жанр, откликающийся на события жизни колхозной деревни. Вот некоторые работы этого плана: «Лампочка Ильича», «Коллективизация», «Праздник русской зимы в Федоскино» М. Чижова, «Первый надел» С. Чистова, «Северная песня» Ю. Карапаева. В почете и миниатюрный портрет. Одной из вершин его стала Лениниана, созданная В. Липицким, М. Пашининым и другими художниками промысла. Прочное место в работах федоскинцев занимает тема революции, трудового и ратного подвига советского народа. Подлинным достижением промысла стала разработка и утверждение в массовом производстве сказочной тематики. Сказка в творчестве федоскинских мастеров часто очень похожа на быль. Налицо «уроки» В. Васнецова, картины которого долгие годы воспроизводились миниатюристами. Точно также полотна И. Шишкина, А. Саврасова, Ф. Васильева во многом определили самостоятельное творчество федоскинских пейзажистов, научили их ценить скромную красоту среднерусской природы, тонко передавать ее состояния. На воображение федоскинцев стали воздействовать и панорамные пейзажи, разворачивающиеся за окнами нового многоэтажного здания мастерских. Так появилась коробочка Г. Ларишева «Зимка», пейзаж на ней показан как бы с высоты птичьего полета. В сияющем пространстве (миниатюра исполнена на перламутровой пластине) можно разглядеть мчащуюся тройку. Все ту же исконно русскую, традиционно федоскинскую тройку.


© Любое использование текста и изображений с сайта www.dvaveka.ru без разрешения и упоминания является нарушением авторских прав!