Икона Благовещения конца XIV века, представленная в экспозиции Третьяковской галереи, уже давно привлекает внимание исследователей. Она происходит из Троице-Сергиевой лавры, где Андреем Рублевым была создана прославленная Троица и ряд других замечательных произведений, куда нередко в виде драгоценных вкладов поступали в течение веков шедевры древнерусского искусства.


Тема Благовещения воплощена в иконе с глубоким чувством поэтической одухотворенности, отмечающей живопись Москвы конца XIV – первой половины XV века. В удивительной красоте оливково-зеленых, голубых, синих, темно-коричневого и сиреневых тонов, в мерцании золотого фона, полей, ассиста, вспышках киновари раскрывается мир глубоких переживаний и эмоций. Фигура Гавриила проникнута стремительным движением. Силуэт Марии мягко очерчен плавными линиями. Ее склоненная фигура, данная в легком скользящем движении, ее лицо говорят о смятенности нахлынувших чувств. И вместе с тем вся композиция в целом отличается гармонической ясностью и уравновешенностью. Возникает вопрос, кто же был автором этого изысканного шедевра живописи? Ответ на это дает надпись, выполненная мелкими греческими буквами золотом на киноварной подушке сиденья. Она идет сверху вниз двумя строками в виде мелкого узора. Ясно читается слово «Игнатиос». Антикварные, старинные иконы.


Имя иконописца Игнатиоса или Игнатия хорош известно в источниках древнерусской литературы – житиях святых и записях, сделанных самим Игнатием о его путешествии в Царьград и Иерусалим. И. Сахаров в «Сказаниях русского народа» (СПБ, 1849), комментируя «Путешествие дьякона Игнатия в Царьград и Иерусалим», пишет о нем: «Дьякон Игнатий отправился из Москвы в 1389 году, когда митрополит Пимен предпринял третье путешествие в Царьград».


В 1391 году Игнатий видел в Константинополе коронование императора Мануила. Эта дата дает возможность определить срок его путешествия продолжительностью около трех лет.


Н. Барсуков («Источники русской агиографии», СПБ, 1882) называет Игнатия «Преподобным отцом Игнатием Златым, иконописцем Симонова монастыря, сопостником Кирилла Белозерского, написавшего «многия святыя иконы чудесныя». Барсуков приводит дату его смерти в лето 6950, т.е. в 1442 году, когда Игнатий был уже глубоким старцем. Д. А. Ровинский в своем «Обозрении иконописания в Росси до конца XVII века» (1903) называет Игнатия греком, расписавшим стены соборной церкви Симонова монастыря в XIV веке. Греком называет Игнатия и Д. Айналов, ссылаясь на найденную им рукопись в Симферополе. Он приводит сведения о написании Игнатием в 1383 году для Юрия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского, иконы Тихвинской богоматери. В этой же рукописи была приведена надпись с старинной иконы Тихвинской богоматери, сделанная Игнатием.


В. И. Антонова в своей работе «Неизвестный художник Московской Руси Игнатий Грек по письменным источникам («Труды отдела древнерусской литературы», XIV, М.-Л. 1958) совершенно справедливо полагает, что Игнатий автор путешествия и иконник Игнатий – одно и то же лицо. По ее предположениям, икона Одигитрии из Троице-Сергиевой лавры (Загорский музей) и есть та самая икона Тихвинской богоматери, которая упоминается в симферопольской рукописи.


Возможно, что Благовещение с обнаруженной нами подписью Игнатия и происходящее также из Троице-Сергиевой лавры является вкладом Юрия Звенигородского. Можно предположить, что Благовещение писалось Игнатием во время великого поста специально к празднику Благовещения – 25 марта. Может быть, Игнатий писал не только иконы и фрески, но и миниатюры. Об этом говорит близкое стилевое сходство отдельных миниатюр Евангелия Хитрова и иконы Благовещения.


Н.Салько.


© Любое использование текста и изображений с сайта www.dvaveka.ru без разрешения и упоминания является нарушением авторских прав!